Интервью со звездами

Борис Химичев

Я настоящий хохол! — гордился Борис Химичев. — Чем отличаются хохлы от украинцев? Последние живут в Украине, а хохлы -там, где им хорошо. Вот как я!

 

«Думал, конец мне»

Актер родился в селе Баламутовка Хмельницкой области.

— И ждала меня карьера знатного     тракториста,

— смеялся Борис.

— А я променял ее на карьеру артиста! Что позволило обосноваться в Москве. В прекрасной квартире в хорошем районе,

— хвастался Химичев. — И дом загородный у меня есть. Тоже роскошный, в блатном местечке — Жаворонках. Не зря верил, что я — любимчик у Судьбы!

Хотя она приготовила много испытаний.

Ребенком Боря чуть не погиб под тушей… пьяного попа!

— Крестится раб Божий, ик… — дыхнул батюшка перегаром и упал на пацана.

Стоящие рядом бросились на помощь. Из-под «святых» телес задыхающегося парня еле вытащили.

— Думал, конец мне, вспоминал Борис.

— Потом все терзался: «Так крещен ли я?» Уже в Москве спросил священника. «Крещен», ответил он. Детство у мальчика было несладким.

— Папа — председатель колхоза. Мама учительница. Я третий ребенок, рассказывал артист. — Должность отца считалась «хлебной». Но он был честный, и мы жили бедно. Я рано познал тяжелый крестьянский труд.

А в 12 лет жизнь нанесла мальчику первый удар. Мать сделала неудачный аборт и умерла от заражения крови. За пару часов до ее ухода Боря пришел в больницу. Но у несчастной не было сил проститься с сыном, тем более смотреть на его слезы!

— И мама отвернулась от меня перед смертью страдал Химичев. — Это было так больно! Тоска навалилась. Я плакал по маме и по себе. Знал: впереди однообразное, горькое существование. Какое «прекрасное далеко» у сироты?

 

Рванул в Москву!

После похорон мамы Боря стал изгоем среди детей. Болезненный и хлипкий, бедно одетый, он превратился в объект для издевательств.

— Лупили и унижали меня нещадно, — вздыхал Борис. — Ночами я рыдал и грезил о танке, ржавеющем в болоте в пяти километрах. Вот въеду на нем в село и всем задам! Но когда добрался до адской машины, то был вне себя от танка остался один каркас!    Все  селяне растащили «на хозяйство».

Тогда Борис стал… качаться. Потом добавились купания в зимнем пруду. И теперь ровесники боялись его как огня! А деревенские красавицы кидали зазывные взгляды. Но Химичеву было наплевать. У него появилась цель — с отличием окончить школу и уехать в Киев! Все равно где учиться — лишь бы быть подальше от Бала-мутовки!

— Мозги у меня работали неплохо, — рассказывал актер. — Не напрягаясь я поступил в университет. Выбрал радиофизический факультет из-за большой стипендии. Ночью еще подрабатывал чистил паровые котлы. Обновил свой гардероб и был принят студенческой тусовкой!

А через нее попал в круг богемы. На Борю она произвела сильное впечатление. Парень часами слушал актеров, смотрел их репетиции, бродил с художниками по музеям… А потом решил: «Я их не хуже! Талант есть!  Да еще девчонки уверяют, что красив как бог!» И Боря рванул в Москву! Сдал экзамены в несколько театральных вузов. И везде… поступил!

— Потому что, кроме дара лицедейства, у меня еще была правильная речь, смеялся Борис Петрович. — Хорошему русскому выговору я научился во время эвакуации на Волге.

 

Крутой поворот

Химичев выбрал Школу-студию МХАТ. И тут уже тусовка Борю не приняла!

— Я же был старше всех -27 лет, — объяснял артист. — Замкнутый, с деревенскими замашками. Ночами работал в депо чинил троллейбусы, и руки порой не отмывались. Ну и одевался по московским меркам босяцки. Помню, как с первой зарплаты в театре размахнулся и пошил себе аж три бархатных костюма!

В «Маяковку» его, единственного со всего курса, пригласил режиссер Николай Охлопков и сразу доверил играть большие роли.

— А еще позволил поселиться  на  чердаке, вспоминал Химичев.

— Мне там очень нравилось! Стены оклеил афишами и старыми кулисами. Мне отдали списанную мебель. Красота! Тепло, душ и туалет рядом, буфет — тоже. На чердаке я прожил четыре года. Пока театр не выбил мне однушку. Так жизнь сделала крутой поворот: из простого деревенского паренька из украинской глубинки он превратился в ведущего актера московского театра имени Маяковского!

 

«Никто не хотел умирать»

Мне было за 40. Я мечтал заниматься, а режиссеры не звали! — признавался Банионис. — Была пара-тройка фильмов, но неудачные. И тут Витаутас Жалакявичюс дает главную роль в фильме «Никто не хотел умирать». Читаю сценарий: ага, про становление советской власти в Литве. Мой герой — бывший «лесной брат», вынужден стать председателем сельсовета. Ну, думаю, ждет меня очередной провал. А вышло, что фильм изменил всю судьбу!

Артист так органично вжился в образ мятущегося человека, что киномэтры завалили Баниониса предложениями! В 1966 году на кинофестивале в Киеве он получил приз за лучшую мужскую роль. Такую же награду дали в Карловых Варах. А еще через год картине присудили Госпремию СССР! И Банионис познал вкус славы! Актера с женой пригласили на прием в Кремль, а министр культуры Екатерина Фурцева лично угощала их блинами с икрой! — На съемках моей партнершей была Вия Артмане, известная на весь СССР, — вспоминал Донатас. — Она взяла с собой шестимесячную дочку Кристину. Режиссер сердился: «Зачем притащила ребенка?» Артмане пожимала плечами: «Не с кем дома оставить. Там лишь тетки. Но за ними самими нужен глаз да глаз». Мы скинулись и купили коляску. В перерывах Вия Фрицевна кормила кроху, пела колыбельные и меняла пеленки. А все остальное время с малышкой возилась моя жена Она.

 

«Жизнь и смерть Фердинанда Л юса»

Фильм снимали в 1976 году CCCR Чехословакия, Япония, ГДР и ФРГ.

— Было интересно посмотреть мир! — рассказывал Банионис.

— А какая роль замечательная! Я играл сложную натуру — режиссера Фердинанда Люса. Не работа, а удовольствие!

Но его партнерше Эве Киви так не показалось.

— Герой-любовник из Донатаса — никакой, — признается эстонка. — Когда я увидела его с голым пузиком в кровати, то впала в шок. Режиссер Анатолий Бобровский рассвирепел: «Чего пялишься?! Кидайся на Донатаса и изображай страсть!» — «Боюсь, его брюшко тогда лопнет, как воздушный шарик!» — отвечаю. Так ничего и не вышло. Разозленный режиссер дал Банионису какой-то адрес и велел: «Иди, учись!» И вот — снова съемка. И Донатас бросается на меня, как маньяк! Аж губу мне прокусил. Вот как научили!..

 

«Солярис»

Поначалу нашего «Соляриса» зрители не приняли, — вспоминал Донатас Банионис, сыгравший главного героя — психолога Криса Кельвина. — Со всего СССР мне шли возмущенные письма: «Как вы попали в эту галиматью? Не позорьте свое имя -не играйте больше в ахинее!»

А на Каннском кинофестивале в 1972 году фильм раскритиковала иностранная пресса: «Пошло, надуманно, тоскливо» это были самые безобидные эпитеты.

— Потому что не поняли, — объяснял Донатас Юозович. — Ни тебе кувыркающихся в сексе тел, ни голых задниц, ни даже плохонькой измены. Одна философия! Нравственные проблемы через призму контактов с внеземным разумом

— Океаном планеты Солярис. Зато когда фильм взял специальный Гран-при жюри, те же писаки рассыпались в похвальбе «гениальным актерам и Тарковскому». Роль мыслящего Океана, изучаемого землянами, сыграло Черное море.

— В Ялте возвели павильон с выходом прямо к воде, — рассказывает Наталья Бондарчук, сыгравшая Хари, умершую жену Кельвина. — И иногда казалось, что море наблюдает за нами, как Солярис -за учеными с Земли. Роль Хари для меня большая удача. Но если бы не Банионис, ничего бы не было! На момент съемок Наталье было всего 19 лет.

— Слишком молода, ворчал Тарковский.

— Надо снова устраивать пробы.

— Ни к чему еще кого-то искать! — просил Банионис. — Вы и сами это понимаете. Видели же: мы совпали идеально! Хочу жену Наташу!

И ведь убедил!

— Мы с Донатасом, несмотря на разницу в 26 лет, подружились на всю жизнь, — продолжает Бондарчук. -Ас «Солярисом» объехали почти весь мир. И даже были в гостях у знаменитого Федерико Феллини.

— Помню, как Андрей все жаловался, что в Союзе «тяжело работать, ведь не дают снимать то, что хочется», — рассказывал Банионис. — Федерико разозлился: «Уверен, я могу снимать что желаю? Сейчас! Как же! Мне сначала надо сделать то, что приказывают, и лишь тогда я получаю разрешение и деньги на свои проекты!» Жаль, что Тарковский не внял гению и в начале 80-х эмигрировал в Италию. Так и сгорел на чужбине за два года от рака легких.

 

«Приключения принца Флоризеля»

этой картине Банионис сыграл Вхитрого и кровожадного главу лондонского «Клуба самоубийц» Ника Никлоса. Ему противостоит принц Бакардии Флоризель. — Но я не только исполнял роль Ника, — смеялся Донатас Юозович. — В это время я являлся депутатом Верховного Совета СССР. А киношное начальство изначально плохо отнеслось к «Приключениям». Фильм не хотели запускать! И я стал своеобразным «прикрытием» для картины. «Приключениям» дали «добро», фильм получился замечательный. Даже британцы высказали свое восхищение.

Да вот только Олег Даль — исполнитель роли принца Флоризеля — страшно бесился, что ему в партнеры дали «этого медлительного, странного и манерного литовца»!

— Неприязнь Олега продержалась вплоть до… первого съемочного дня, смеется режиссер Евгений Татарский. — Потом Даль подошел ко мне и оченьуважительно произнес: «Жень, а Боня то — артист! Да еще с большой буквы!» После этого наш Принц и Ник Николе стали не разлей вода!

Комментарии запрещены.

Здоровье всей семьи

Мода и стиль