Интервью со звездами

Многие ядра клеток

В нуклеоплазме отдельных ядер появляются довольно контрастные комковатые массы агрегированных нук-леопротеидных гранул. Возможно, что при этом происходит также и химическая декомпозиция внутриядерных структур, в частности высвобождение липидов. Через 72 ч отмечается дальнейшее прогрессирование всех отмеченных выше изменений структуры эпидермальных клеток. При этом плазмолемма клеток зернистого и рогового слоев полностью сохранена. Практически неизмененной оказывается также сложная ламел-лярная ультраструктура десмосом. В некоторых участках цитоплазмы базальных клеток различимы расширенные поперечно перерезанные канальцы цитоплаз-матической сети, сохранившие мембрану и расположенные на ней рибосомы, по-прежнему отчетливо видна сеть тонофиламентов. Отдельные ядра клеток росткового слоя приобретают неправильную форму и значительно уменьшены в объеме. Их нуклеоплазма выглядит менее разреженной и заполнена комковатыми агрегированными нуклеопроте-идными гранулами. Указанные изменения, по-видимому, свидетельствуют о процессе пикноза, развивающегося в таких ядрах. Цитоплазма вокруг них обычно на значительном протяжении оптически пуста и в ней различимы остатки отдельных цитоплазматиче-ских элементов. У многих ядер без признаков пикноза отмечается фрагментация наружной ядерной мембраны. Полученные данные свидетельствуют, что через 3 сут нахождения образцов кожи во влажной камере при температуре 4°С ультраструктура клеток всех слоев эпидермиса, кроме рогового, претерпевает значительные изменения. Лишь немногочисленные клетки или их участки, в основном базального слоя, обнаруживают удовлетворительную сохранность.

Процесс посмертной деструкции эпидермиса человека

Несмотря на довольно большое’ число работ, посвященных изучению кровоснабжения мышц, все еще недостаточно изучены особенности распределения вне — и внутримышечных артериальных анастомозов по ходу артерий, по ряду вопросов у исследователей до сих пор нет единого мнения, а основные закономерности артериальной васкуляризации мышц в настоящее время еще мало изучены и требуют некоторого уточнения. Исходя из этого, мы поставили перед собой задачу описать артериальное русло отдельных исследованных мышц лопатки, а также попытаться выявить некоторые общие признаки в строении их артерий. Мы исследовали вне — и внутримышечные артерии 126 мышц лопатки 21 конечности плодов обоего пола в возрасте от 4 месяцев утробной жизни до новорожденных макро-микроскопическим методом по В. П. Воробьеву после предварительной общей ангиорентгенографии. Далее производили рентгенографию внутриорганного русла отдельных мышц. Изучали топографию основных сосудистых магистралей, количество источников питания, направляющихся к отдельным мышцам, количество, угол отхождения и вступления мышечных ветвей, их калибр, ‘положение «сосудистых ворот», наличие внутримышечных анастомозов. Изучение васкуляризации мышц лопатки показало, что каждая мышца получает сосуды из нескольких источников питания (не менее 2), представленных крупными артериальными сосудами. При этом на всех препаратах артерии располагались в непосредственной близости от мускулов, в кровоснабжении которых они участвуют. Подлопаточная мышца на своей передней поверхности получает основное питание от 7-8 ветвей артерии, огибающей лопатку. С ветвями огибающей лопатку артерии и поперечной шейной артерией анастомозируют 2-3 ветви надлопаточной артерии.

Температура кожи собак

Температура кожи собак на передней поверхности скакательного сустава на правой и левой конечностях в норме колебалась в пределах 31,9-35,0° (в среднем 33,4°). У части животных, которым измерения температуры производили в зимний период года, температура на стопах снижалась до 25,2°, несмотря на то, что собаки предварительно помещались на 1 час в теплое помещение (18-20°). При даче тио-пенталового внутривенного наркоза температура конечности понижалась на 0,7-1,3° (Д. И. Ва-лиев, 1969). Тотчас после реакции артерий (10-15 минут) на опытной голени температура уменьшалась на 3-5° (4°). На следующий день разница температур (рис. 1,а) была 1,9° и на протяжении первых 5 суток колебалась в пределах 1,7-2,7°. С 6-го и по 20-й день температура опытной конечности была на 0,7-0,8° ниже контрлатеральной. Начиная с 25-го дня температура оперированной голени соответствовала температуре контрольной конечности и в некоторые сроки измерений превышала ее на 0,3-0,4°. При частичной резекции передней большеберцовой, подкожной артерий и глубокой ветви малоберцового нерва через 10- 15 минут после операции температура правой голени (рис. 1, б) уменьшилась на 3,8-6,1° (4,9°). На следующий день разница температур была 1,9°, на 3-й день — 1,5°. Начиная с 4-х и по 20-е сутки колебания температуры отмечались в пределах 0,2-1,2°. К 25-му дню температура опытной конечности достигла температуры контрлатеральной голени. Однако стабилизировалась она лишь к 3-месячному сроку наблюдений. После огнестрельного ранения животным накладывался жгут с целью остановки кровотечения и измерялась температура (рис. 1, в). На травмированной конечности она снижалась на 6,4- 7,6° (7°). После операции разница температур уменьшилась до 4,2-6,4° (4,8°) и постепенно восстанавливалась в первые часы после травмы.

Контрольные животные

В поисках средств для предупреждения некроза печени при острой ишемии ее мы применили активное биологическое вещество депо-калликреин, способное расширять сосуды и стимулировать развитие внеорганных и внутриорганных артериальных анастомозов печени. Опыты поставлены на 30 кроликах, обоего пола, которым перевязана левая ветвь собственнопеченочной артерии. 25 кроликам во время операции был введен депо-калликреин; 5 кроликов не получали этого препарата и служили контролем. Операции производили под эфирно-кислородным наркозом с предварительной премедикацией (атропин, промедол, пипольфен). На левую ветвь собственнопеченочной артерии накладывали 2 лигатуры, между которыми она рассекалась. Убитых или погибших животных исследовали. Для этой цели сосуды инъецировали через грудную аорту контрастной массой из свинцовых белил, разведенных растворителем масляных красок и эфиром. Затем производили рентгенографию сосудов. Контрольные животные, которым не вводился депо-калликреин, не перенесли острой ишемии левой доли печени и погибли на 1 — 4-е сутки после операции. В послеоперационном периоде у этой группы кроликов отмечалась общая слабость и понос. На вскрытии обнаружен желчный перитонит, некроз левой и квадратной долей печени. Область поражения некрозом соответствовала характеру ветвления левой ветви собственнопеченочной артерии. В пределах этого участка сосуды не были контрастированы и рентгенографически не определялись (рис. 1, а). Подопытные животные (25 кроликов), получившие во время операции перерезки левой ветви собственнопеченочной артерии инъекцию депо-калликреина, все выжили. Послеоперационный период протекал удовлетворительно. С 1-го дня после операции животные принимали пищу.

Спинальные нейроны

В то же время в двигательных клетках раздражение ретикулярных структур вызывает разнообразные и интенсивные тормозящие процессы. Однако нужно иметь в виду, что такие эффекты, как и при вестибуло-спинальных влияниях, могут быть отнесены за счет возбуждаемых нисходящими путями спинальных интернейронов, обладающих тормозящей функцией. Так, интернейроны, возбуждаемые мышечными афферентами группы 1а, скорее всего являются тормозящими клетками, вызывающими торможение антагонистических мотонейронов при моносинаптическом рефлексе. Поэтому их возбуждение со стороны ретикулярной формации должно иметь своим итогом дополнительное постсинаптическое торможение мотонейронов, действительно наблюдаемое в мотонейронах при активации латерального ретикуло-спипального тракта. Как указывалось в предыдущем разделе, возникающие во флексорных и экстензорных мотонейронах длительные ретикулярные 1ПСП такого рода, несомненно, не являются моносинаптическими. Скрытый период их возникновения достигает 15-20 мсек., а длительность превышает 100 мсек. (Костюк, Преображенский, 1966; Jankowska a. oth., 1968). Следовательно, механизм возникновения таких ТПСП может заключаться либо в активации тормозящих нейронов, специфических по отношению к ретикуло-спиналь-ным путям, либо в активации тормозящих нейронов, участвующих также в создании тормозящих процессов, вызываемых афферентными влияниями либо, что наиболее вероятно, в том и другом. К сожалению, у нас нет пока возможности на основании микроэлектродного исследования отличить тормозящие нейроны от возбуждающих, и мы можем говорить об их функции лишь сугубо предположительно.

Здоровье всей семьи

Мода и стиль